Друзья омского авторитета Брыля "рассекретили" свидетелей по делу о гибели фермера?

6:54 05 Августа 2015
passport

Гособвинитель добивается 12 лет колонии строгого режима для предполагаемого убийцы омского фермера, отца трех дочерей, но из-за болезней подсудимого, возможно, даже в случае обвинительного приговора он останется на свободе.

30 января минувшего года в кафе "Витязь", что на Энтузиастов, было весело. В прошлом крутого уголовного авторитета, а ныне просто почетного бизнесмена Алексея Брыля поздравляли с днем рождения, но около полуночи настроение посетителей омрачил выстрел. Гости повернули головы ко входу - на пороге лежало тело фермера Надира Аллахвердиева. Подбежавший к истекающему кровью мужчине приемный сын повторял: "Папа, папа..."

За столом с авторитетами

Следствие пришло к выводу, что гостя убил охранник Алексея Брыля Роман Тарновский, а в конце прошлой недели по уголовному делу против него в Советском райсуде Омска прошли прения. Спокойный и рассудительный прокурор Ольга Сухомлинова не стала изменять себе.

- Я считаю, что вина подсудимого в убийстве доказана в полном объеме, первое, - начинает раскладывать по по полочкам доказательства прокурор. - У Тарновского на самом деле был травматический пистолет. Он его не раз вытаскивал, в том числе, находясь рядом с Аллахвердиевым. Причиной убийство послужило то, что потерпевший вмешался в разговор Брыля и Тарновского (говорят, буквально за секунду до выстрела Аллахвердиев назвал Тарновского "гомосексуалистом в нецензурной форме" - авт.).

Чтобы сделать стройную версию обвинения, следователям СК и сотрудникам прокуратуры пришлось изрядно покрутиться. Ведь для раскрытия предполагаемого преступления УМВД не сделало почти ни шага. Экипаж ДПС прибыл на место огнестрела примерно через пять минут, следственно-оперативная бригада - через три часа. К тому времени из гостей и руководителей кафе, оставалось не больше пяти человек. В зале висели видеокамеры, оперативники подумали было изъять сервер с записями, но Алексей Брыль сделал вид, что не знает, как это надо делать. Не знали и опера.

- У нас просто не было специалиста, который бы в этом разбирался, - оправдывался на одном из слушаний по делу старший оперуполномоченный Николай Безаев.

- Свидетель утверждал, что вы пошли с гостями пить чай, есть торты с руководством кафе, - отметила судья.

- Да вы что, - вспыхнул Безаев. - Я вот... Мне кружку чая подали. Я ее быстро схватил. Выпил...

- Прошу обратить внимание на показания засекреченных свидетелей, - продолжает гособвинитель Сухомлинова.

Главные свидетели обвинения засекречены. Силовики их назвали просто - Иванов и Петров. Очных ставок с их участием не проводили, один опознал Тарновского по фотографии, второй - через специальное стекло (предполагаемый преступник свидетеля не видел). Несмотря на то, что эпоха лихих 90-х ушла в прошлое, эти люди серьезно опасаются за свои жизни: "братва" для спасения товарища сделала много. От прохождения полиграфа почти все отказались, сказали, что момент выстрела не видели. И даже, говорят, имена секретных свидетелей для друзей Брыля - давно не секрет.

Иванов рассказал, что видел, как Тарновский стрелял в висок; Петров - как мужчина держал в руках пистолет - Аллахвердиев падал на пол, собирая за собой ряды стульев...

- С учетом личности подсудимого прошу дать ему 12 лет колонии строгого режима и удовлетворить требование потерпевшей - выплатить компенсацию в размере миллиона рублей, - подводит итог речи Сухомлинова.

"Рассекреченные" свидетели

Для вдовы Надира Лалы Аллахвердиевой, женщины спокойной и богобоязненной, то, что происходит - не поддающаяся пониманию дикость. В коридорах суда она тихо читает книгу. В процессе нередко плачет. Прения для нее - очередное тяжелое испытание.

- Я бы хотела добавить по поводу самоубийства и отношения ко всему этому, - отмечает она, срываясь на рыдания. - У него (мужа - авт.) никогда не было оружия. Такого не может быть потому, что он не фанат этого... У него три прекрасных дочери. Он жил ради них... Даже когда их в лагерь отправляли, он не мог найти себе места. Он плакал и ждал их... А он (Тарновский - авт.) сейчас сидит и улыбается. Что это такое - взять человека, имевшего трех, четырех детей (у него еще приемный сын) - оставить без отца - ему, бездетному, никогда не понять.

- Мы и не говорим о том, что это самоубийство, - говорит адвокат Игорь Суслин. - Это домыслы прокурора.

По предположению Суслина, засекреченные свидетели - это две официантки. Он в открытую называет фамилии и удивляется: "Зачем их засекречивать? Всем и так ясно. В суд они не приходили. Я дал поручение, высказал пожелание, конечно, их не трогать". Для защитника удивительно: почему же свидетели сначала говорили, что ничего не видели, а потом вдруг, после засекречивания их данных, разглядели убийство. "Речь идет о неосторожном обращении с оружием, которое он забрал у Тарновского", - считает Суслин.

Ранее сотрудник ДПС, свидетель по делу, цитировал одного из гостей: "С пистолетиком игрался, сам и выстрелил". Эту версию поддерживает и Суслин.

На утро после трагедии Тарновский улетел в Москву со своим пистолетом, а вернулся только 12 февраля. Для следствия это бегство, попытка обдумать все и замести следы преступления, для адвоката - элементарная мера по спасению жизни.

- Ваша честь, у меня множество заболеваний, тяжелая форма сахарного диабета, - поднимается со скамьи подсудимых сам Тарновский с большой кипой рукописных бумаг. - Я понимал, что если не улечу в Москву, то буду задержан. Я там давно, с 2010 года, лечусь. Обследуюсь у медицинских специалистов, в клинике Бурденко РАМН...

Адвокат Тарновского приобщает множество справок. Не исключено, что, даже будучи осужденным, с учетом горы медицинских документов Роман Георгиевич окажется на свободе.

P. S. Прения не заканчиваются. Из-за долгой речи подсудимого в деле объявлен перерыв.

Репортаж

Комментарии (0)

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

Возврат к списку